Реформы в здравоохранении: результаты, плюсы и минусы

Реформы в здравоохранении: результаты, плюсы и минусы

Пандемия подняла давно назревающий вопрос — так ли эффективна существующая система здравоохранения? Юрий Алтынов, с которым недавно записал интервью Борис Мальцев, опубликовал статью (по стандартам ВАК) по этой теме: «Проблемы финансового обеспечения государственных гарантий бесплатной медицинской помощи в экстремальных условиях». Напомним, что Юрий преподает в Финансовом университете при Правительстве РФ.

В статье проводится сравнение существующей страховой модели финансирования отечественного здравоохранения с ее предшественницей — бюджетной моделью.

Дана оценка готовности действующей системы здравоохранения к экстремальному режиму работы, сформированы предложения по совершенствованию обеспечения государственных гарантий бесплатной медицинской помощи.

Мы приводим только основные тезисы из материала, если хотите прочитать статью полностью можете скачать ее здесь.

Две модели финансирования

В прошлом в нашей стране действовала бюджетная модель финансирования системы здравоохранения. При такой системе главенствующую роль играет государство, а источниками финансирования медицинской помощи населению являются нецелевые доходы бюджета — прежде всего налоги.

Сейчас в России работает модель страхового финансирования: фактически это сочетание рынка медицинских услуг с системой государственных гарантий бесплатной медицинской помощи.

Работодатели уплачивают за сотрудников страховые взносы, частью которых являются взносы в ФОМС, аналогичные взносы уплачивают самостоятельно индивидуальные предприниматели.

Организация бесплатной медицинской помощи осуществляется через территориальные программы государственных гарантий, частью которых является базовая программа ОМС.

Проблемы современной системы здравоохранения

Можно выделить 4 ключевых проблемы действующей в России системы:

  1. Бюджетное финансирование занимает значительную долю в общей структуре финансирования. В 2020 году в крупных российских городах (миллионниках) распределение финансирования выглядело так: порядка 75-79% финансирование за счет ОМС, 21-25% за счет бюджета субъекта РФ.
  2. Базовая программа страхования охватывает не все медицинские услуги. Лечение многих социально-значимых заболеваний финансируется путем субсидирования медицинских учреждений.
  3. Инвестиции в здравоохранение и его развитие производит государство в рамках целевого финансирования. При этом существуют ограничения по осуществлению расходов. К примеру, в тариф ОМС заложены расходы на приобретение основных средств стоимостью не более 100 000 руб. за единицу.
  4. Основную часть медицинских услуг в системе ОМС оказывают государственные учреждения здравоохранения. Это означает, что оказание медицинской помощи ложится в основном на бюджетный сектор экономики.

Внезапное появление и масштабное распространение коронавирусной инфекции повлияло на весь мир. Даже такие страны как Германия, Италия, Франция и США, которые считаются обладателями эффективных национальных систем здравоохранения, не смогли остановить развитие коронавируса. Аномальная нагрузка на систему здравоохранения сразу выявила ее слабые места:

  • неоперативное реагирование системы здравоохранения на ЧС;
  • отсутствие единых подходов к обеспечению эпидемнадзора;
  • затрудненный обмен медицинским опытом;
  • отсутствие достаточных кадровых резервов;
  • неготовность фармотрасли к увеличению производственной нагрузки.

При этом медицинские учреждения столкнулись с тем, что пришлось экстренно пересматривать и перестраивать процессы оказания медпомощи, что повлияло в конечном итоге и на финансирование:

  • сократились обращения в поликлиники в плановых и профилактических целях;
  • стационарная помощь была экстренно переориентирована в первую очередь на лечение инфекционных заболеваний, анестезиологию и реанимацию;
  • отдельным медучреждениям пришлось прекратить работу в связи с карантином;
  • больницы вынуждены перепрофилировать коечный фонд под лечение больных коронавирусом.

Экстремальные условия, вызванные пандемией, негативно отразились на финансовой стабильности медицинских учреждений. При этом механизмы компенсации финансовых потерь при экономической нестабильности не предусмотрены.

Справедливости ради — с подобными проблемами столкнулась не только Россия, а большинство государств. Это показало, что пора начать относится к здравоохранению, как к стратегически значимой отрасли, а не как к сфере услуг.

Возврат к прежней системе финансирования

По результатам исследований в пользу действующей финансовой модели ОМС приводятся несколько весомых доводов:

  1. финансирование происходит за счет целевых взносов, а значит текущие приоритеты государства распределения бюджета не влияют на стабильность финансирования;
  2. финансовое обеспечение по регионам страны выровнено;
  3. независимый выбор поставщика медицинских услуг способствует здоровой конкуренции на рынке;
  4. возможность «миграции» пациентов между регионами (оказание помощи застрахованному лицу за пределами региона постоянного проживания).

Однако, в современной России далеко не каждый из этих элементов реально работает. Например, может ли идти речь о добросовестной конкуренции? Автор приводит в таблице сравнение двух подходов к финансированию здравоохранения с отражением основных критериев:

Реформы в здравоохранении: результаты, плюсы и минусы

Как видно у бюджетной модели финансирования немало преимуществ, Может стоит вернуться к ней? Впрочем и страховая система может работать эффективно. Сейчас в процессе реформы здравоохранения активно внедряется пациентоориентированный подход, проекты вроде «Бережливой поликлиники» и т.д, но прежде всего необходима модернизация ключевых элементов финансовой модели ОМС:

  • Повышение прозрачности тарифной политики: определение тарифов ОМС следует производить на основе обоснованных нормативных затрат на единицу медицинской услуги и размещать открыто в сети Интернет в едином информационном ресурсе;
  • Разделение финансовых рисков: сверхнормативные затраты на медицинскую помощь должны покрываться в полном объеме за счет перечисляемой из территориальных фондов ОМС (ТФОМС) субсидии. Финансирование дефицита ТФОМС необходимо включить в расходные обязательства РФ или Фонда национального благосостояния и региональных бюджетов в пропорции 50/50.
  • Автоматизация операционных процессов в отрасли: необходимы единые классификаторы медицинских услуг с указанием платности, бесплатности или частичной платности. Это позволит не только исключить конфликтные ситуации и споры по предоставлению услуг на платной основе, но и даст возможность застрахованным гражданам ознакомиться с доступной информацией по ОМС, чего сейчас, к сожалению не наблюдается.

Требуется повсеместное внедрение программ электронного документооборота, автоматизация отрасли в целом.

Порядка 70% медицинской документации, которая ведется сейчас в бумажном виде, можно перевести в электронный. В том числе карты пациентов, направления на диагностику, рецепты и т.д.

Позитивным примером может служить проект единой медицинской информационной системы города Москвы (ЕМИАС). Эффективность ее внедрения говорит о том, что у веб-технологий в медицине и здравоохранении большое будущее.

Как раз в сфере автоматизация операционных процессов при управлении медицинской отраслью и связана работа автора в плане развития ЭС РАМЗЭС 2.0, что позитивным образом сказывается на работе региональных министерств и департаментов здравоохранения, проекты которых ведет Юрий Алтынов.

К примеру, один из последних — внедрение ОИР (отраслевого информационного ресурса) в Департаменте здравоохранения ЯНАО.

Также у нас есть многолетние проекты с Министерством здравоохранения Московской области и Минздравом Сахалина, по которым мы активно продолжаем работать.

Нам хотелось бы услышать ваше мнение — как вы относитесь к современной модели финансирования здравоохранения в России? Считаете ли ее полностью работающей или она требует пересмотра, а может быть «раньше было лучше»? Поделись с нами в х. И, конечно, задавайте вопросы — мы всегда рады на них ответить.

Социальные последствия реформы здравоохранения — современные проблемы науки и образования (научный журнал)

1
Арбитайло И.Я. 1
1 Тюменский государственный университет
Современная система российского здравоохранения проходит сложный путь институциональных преобразований. . Изменения далеко не всегда сопровождались позитивными результатами, что в значительной степени отразилось на социальном самочувствии значительной части российских граждан, на их благополучии и здоровье.

Это обстоятельство выводит проблемы здоровья населения в число одних из наиболее значимых и актуальных для современной России. Рассмотрены возможные последствия перехода на одноканальное финансирование отрасли здравоохранения. В статье излагаются результаты социологического (на основании поученных за данных 8 лет обследований: 4 волны, 2006-2013 гг.

) и статистического исследований состояния здоровья населения и системы здравоохранения Тюменской области (юг, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа). Анализ проводился по ряду объективных и субъективных индикаторов: продолжительности жизни, оценок качества собственного здоровья, оценке удовлетворенности своим здоровьем, качества медицинской помощи в регионе проживания.

уровень и качество медицинской помощисистема здравоохранения в Тюменском регионе.
1. Критики реформы здравоохранения. Режим доступа.- http://netreforme.org/tag/kritika-reformyi-zdravoohraneniya/ 2. Социокультурная эволюция и динамика социально-экономического развития Тюменского региона / Коллективная монография / Составление и общая редакция Г.Ф. Ромашкиной, В.А. Давыденко. – Тюмень, Тюменский государственный университет, 2013 г. – 333 с. 3. Российское агентство медико-социальной информации. Режим доступа.- http://ria-ami.ru/read/13077 4. Единая межведомственная информационно-статистическая система. Режим доступа.- http://www.fedstat.ru/indicators/start.do 5. Федеральная служба государственной статистики. Регионы России. Социально-экономические показатели. Режим доступа.- http://www.gks.ru/bgd/regl/b13_14p/Main.htm

Внедрение с 1 января 2015 года одноканального финансирования вызывает немало споров об эффективности такого метода финансирования учреждений здравоохранения. В медицинском сообществе назревают открытые конфликты, выражающиеся в митингах и забастовках врачей, в связи с непринятием основных постулатов реформы здравоохранения. В 2013 году государственное финансирование здравоохранения составляло 3,7% валового внутреннего продукта (ВВП), при этом вклад средств обязательного медицинского страхования (ОМС) составлял около 60%, консолидированных бюджетов субъектов РФ — 24%, федерального бюджета — 16%. На сегодняшний момент большинство средств ОМС консолидируются на федеральном уровне — в Федеральном фонде ОМС (ФОМС), складываясь преимущественно из двух источников — взносов из бюджетов регионов на неработающее население, и взносов на работающее население, которые составляют 5,1% от фонда оплаты труда [1]. Средства, которые аккумулируются в ФОМС, затем распределяются в территориальные фонды ОМС (ТФОМС). Дополнительно в эти территориальные фонды субъекты дают дотации, поскольку отмечена нехватка средств, распределенных на федеральном уровне. Так, из региональных бюджетов до 2015 года дотировались скорая медицинская помощь и расходы на содержание учреждений. Из средств ОМС сегодня оплачивается большинство видов медицинской помощи по программе государственных гарантий. За счет консолидированных бюджетов регионов сегодня оплачиваются скорая специализированная медицинская помощь и лечение социально значимых заболеваний, а также деятельность ряда медицинских учреждений.

В 2013 году государственные расходы на здравоохранение в РФ были в полтора раза ниже, чем в «новых» странах ЕС (Венгрия, Польша, Словакия, Чехия), имеющих близкий с РФ уровень экономического развития (ВВП — 23-25 тыс. $ ППС на душу населения в год).

У них эти расходы составляют 5,4% ВВП (в РФ — 3,7% ВВП), что позволяет им уже сегодня иметь ожидаемую продолжительность жизни на пять лет выше, чем в РФ [1]. Нарастание разрыва обусловлено в первую очередь недостаточными темпами роста продолжительности жизни мужчин и высоким уровнем смертности.

Тем не менее, безусловно, негативные демографические тенденции, установившиеся в РФ в период после 1990-х годов удалось преодолеть. Так, в 2011 г. в Российской Федерации ожидаемая продолжительность жизни при рождении составила 69,8 лет (64,0 лет мужчин, 75,6 лет женщин) увеличившись по сравнению с 2009 годом на 1,5 года.

Читайте также:  Факты и мифы о цистите

Ряд аналитиков, органы государственной статистики отмечают результативность реализуемых программ, направленных на создание наиболее комфортных условий для поддержания здоровья человека и минимизации факторов риска заболеваемости и преждевременной смертности.

Показатели ожидаемой продолжительности жизни в Тюменской области примерно соответствуют общероссийскому уровню. В период с 2000 г. до 2012 г. выросла ожидаемая продолжительность жизни с 65,9 лет до 70,8 (мужчины – с 59,74 до 65,39 лет, женщины – с 72,76 до 76,24 года) [2].

Государственные расходы на здравоохранение из всех бюджетов (федеральный, ФОМС, консолидированный бюджеты субъектов РФ) по сравнению с 2013 годом в 2015-2017-х в постоянных ценах (2013 год — 100%) практически не вырастут и составят соответственно 2478 млрд и 2626 млрд руб.

При этом расходы федерального бюджета с 2015 по 2017 год в постоянных ценах сократятся на 35% (с 515 млрд до 332 млрд руб.), а расходы консолидированных бюджетов субъектов РФ сократятся на 7% (с 914,3 млрд до 847,7 млрд руб.) [3].

Не стоит забывать о расходах на повышение оплаты труда медицинского персонала в соответствие с указами президента которые были предусмотрены «дорожными картами» в 2015 году

Как следствие — обострение базовых проблем отрасли, без решения которых никакие другие действия будут неэффективны.

Среди основных проблем: дефицит врачей первичного звена (40% от расчетного норматива), неудовлетворительное качество медицинской помощи (по ряду показателей оно в 3 раза хуже, чем в странах ЕС), недостаточное лекарственное обеспечение населения в амбулаторных условиях за счет государственных средств (в 4,5 раза ниже, чем даже в «новых» странах ЕС), неэффективное управление (неверные приоритеты и неэффективное расходование имеющихся бюджетных средств) [1].

Рассматривая оценку населением медицинского обслуживания в Тюменском регионе, можно сделать вывод, что за весь период обследований доля тех, кто ответил: «В целом меня удовлетворяет медицинское обслуживание» (20-30%) выше общероссийского уровня (15-20%).

Вместе с тем, по некоторым позициям фиксируется снижение доли позитивных оценок региональной системы здравоохранения.

Почти две трети жителей региона отмечают «Трудно попасть к врачу, большие очереди», еще треть жителей региона отмечают «Врачи выписывают лекарства, которые трудно достать или они очень дорогие», и почти каждый пятый – «Советы, рецепты врачей редко помогают».

Значимость перечисленных проблем выросла практически повсеместно – во всех трёх субрегионах Тюменской области (ХМАО, ЯНАО, юг). На юге Тюменской области повышена значимость ответов: ««Скорая помощь» обычно приезжает через несколько часов» (17% в 2013 г.) [2].

Об общих тенденциях, происходящих в сфере здравоохранения Тюменского региона, свидетельствует уменьшение числа больничных и амбулаторно-поликлинических организаций, постепенное уменьшение числа больничных коек.

Несмотря на снижение числа медицинских учреждений и больничных коек, численность врачей в Тюменской области после 2000-го года ежегодно увеличивалась, составив к 2011 г. 18,6 тыс. человек, но далее рост прервался, и на конец 2013 г. составил 17, 9 тыс. врачей.

В целом Тюменская область занимает 34 место среди регионов Российской Федерации по обеспеченности врачами всех специальностей. Данные свидетельствуют о ежегодно возрастающей нагрузке на врачей. В каждом из субрегионов, как и в целом по стране, на период 2013 г. показатель вырос и достиг своего максимума за последние 3 года. Осуществлённые в период 2006-2013 гг. инвестиции в рамках реализации приоритетного национального проекта «Здоровье» и реализуемая в настоящее время региональная программа модернизации здравоохранения обеспечили значительный качественный сдвиг в области сохранения и улучшения здоровья населения [4]. За рассматриваемый период удалось достигнуть снижения показателей заболеваемости и смертности населения, увеличения рождаемости и продолжительности жизни.

Однако ключевой проблемой по-прежнему является недостаточная обеспеченность отрасли квалифицированным персоналом. Динамика обновления технологий зачастую превышает динамику обновления программ подготовки и переподготовки специалистов.

Зафиксировано ежегодное снижение числа амбулаторно-поликлинических организаций на фоне остающейся на высоком уровне мощности медицинских организаций.

Рассматривая показатели количества больничных коек и численности населения на одну больничную койку, следует отметить ежегодное возрастание потребности в получении больничной койки при ежегодном уменьшении их количества.

Вместе с тем вполне очевидно, что по сравнению с западными странами в Тюменском регионе, как и в России в целом, объем стационарной помощи очевидно завышен, потому что часть коек выполняют в действительности социальную функцию: в больницу кладут пожилых родственников, за которыми некому присматривать, а также бомжей, бездомных, отказных детей, что говорит об объективной необходимости не столько самого лечения, сколько – социальной помощи. С каждым годом нагрузка на одну больничную койку увеличивается, что находит своё отражение также и в общественном мнении: в среднем порядка 9-11% процентов опрошенного населения отмечают ежегодно о своей неудовлетворенности трудностями получения места в больнице (на юге Тюменской области — 11% в 2013 г.; по 9% в ХМАО и ЯНАО в 2013 г. от числа опрошенных). Показано, что достаточно высокая загруженность коечного фонда в Тюменском регионе обусловлена не столько низкой активностью первичного звена здравоохранения, сколько недостаточной развитостью системы санаторно-курортного обеспечения, санаторно-курортного лечения и медицинской реабилитации в системе обязательного медицинского страхования (ОМС) [5].

Главная проблема сегодняшнего дня в медицине – в том, что денег на бесплатную медицину катастрофически не хватает. Средства в системе обязательного медицинского страхования (ОМС) сопряжены с качеством услуг, оказанных на деньги ФОМС, которые строго контролирует страховая компания.

Другая острая проблема – поиск реальных инвесторов, готовых вкладываться в медицинский бизнес. Так, имеющийся сейчас недостаток врачей могут восполнить коммерческие медицинские центры, которые теперь оказывают услуги застрахованным по ОМС.

Частные клиники готовы работать по государственным тарифам с ОМС – с тем, чтобы загрузить свои мощности, но частные клиники не готовы инвестировать в расширение мощностей, потому что большие инвестиции за счет ОМС не окупить хотя бы из-за того, что тарифы ОМС почти на порядок, чем цены на медицинские платные услуги.

Проблемы рентабельности и прибыльности ОМС для частной клиники как никогда актуальна и поиски путей их решения – в эффекте масштаба: частные клиники заинтересованы в работе с ОМС, но объем услуг, которые они могут оказать, лимитирован административными барьерами.

Работа выполнена при поддержке фонда РГНФ, проект № 12-03-00304 a

Рецензенты:

Ромашкина Г.Ф., д.соц.н., профессор, заместитель директора Финансово-экономического института по научной работе ГОУ ФГБОУ ВПО «Тюменский Государственный Университет», г. Тюмень;

Давыденко В.А., д.соц.н., профессор, руководитель магистерской программы по менеджменту направления «Маркетинг» Финансово-экономического института ГОУ ФГБОУ ВПО «Тюменский Государственный Университет», г. Тюмень.

Библиографическая ссылка

Арбитайло И.Я. СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РЕФОРМЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6.;
URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=16478 (дата обращения: 24.06.2021). Реформы в здравоохранении: результаты, плюсы и минусы

Реформа здравоохранения и шаги по её реализации | Рестра

Реформы в здравоохранении: результаты, плюсы и минусы

Реформа здравоохранения в России фактически уже началась — власти предпринимают шаги по её реализации. Причины и истоки любой реформы и просты и сложны одновременно — существующая система не удовлетворяет потребности общества.

Современная Россия вряд-ли может похвастать высоким уровнем системы здравоохранения. Причин для этого довольно много, но большинство их них упираются в извечную проблему — нехватку денег. Денег нет ни на оборудование, ни на заработную плату врачей и медперсонала.

Яркими примерами последнего времени являются ситуации, возникшие в Нижнем Тагиле и Москве в 2019 году. Оба случая связаны с угрозами массового увольнения врачей — нижнетагильских хирургов и московских онкологов центра Блохина. И там и там причиной стали невыносимые условия труда — высокая загрузка при минимальной оплате. Оба случая объединяет массовость и, как следствие, скандальность.

Ситуация в Нижнем Тагиле была разрешена частично — врачам предложили стимулирующие выплаты. Часть специалистов увольняться передумала. В центре имени Блохина после инцидента была проведена проверка Минздрава, которая выявила определенные проблемы.

Реформа здравоохранения — шаги

Результаты разного рода исследований показали, что медицинские кадры, кующиеся в России, могут покрыть лишь 4% от насущной потребности этого рынка. Однако, свято место пусто не бывает, его планируется заполнить мигрантами. И эта работа уже кипит.

В первую очередь, Минтруд актуализировал перечень профессий, обладание которыми даст иностранцам право на упрощённое получение гражданства РФ. Среди 135 профессий в списке 53 связаны с медициной. Список профессий опубликован на портале официальных документов.

Следующим шагом стал законопроект, внесенный в Государственную Думу в части изменений в Налоговый Кодекс.

Согласно НК РФ, медицинские организации сейчас имею право применять налоговую ставку 0% при соблюдении определенных условий. Конкретно — если в штате медорганизации в течение налогового периода трудится не менее 50% персонала, имеющего сертификат специалиста.

Однако, право на применение нулевой ставки отсутствует у тех медорганизаций, которые применяют труд специалистов, получивших не сертификат, но аккредитацию. Предлагаемые изменения в НК РФ устранят эту несправедливость. 0% налога можно будет применять, имея в штате 50% и более процентов аккредитованных специалистов.

Читайте также:  Такие разные сухофрукты

Об аккредитации

Сама по себе аккредитация представляет собой механизм определения соответствия лица, получившего мед(фарм)образование, неким требованиям. Тут всё довольно просто и понятно — получил диплом медицинского ВУЗа — подтверди свои знания и навыки.

Аккредитацию, согласно с действующим законом об основах охраны здоровья в РФ, могут получить:

  • лица, получившие «мед» или «фарм» образование в России
  • те же лица, но проработавшие по специальности менее 5 лет
  • лица, получившие образование за рубежом

Врачи-мигранты

Оба эти предложения имеют довольно прочную связь. Манок в виде упрощённого гражданства РФ активизирует зарубежных специалистов на приезд в Россию. Налоговая ставка 0% активизирует отечественную медицину на их приём на работу.

Выпускники Гарварда, Оксфорда, Кембриджа и Стэнфорда быстро и качественно заполнят существующие пробелы в российском здравоохранении. Если, конечно, их устроит уровень заработных плат, явившийся причиной раздора в Нижнем Тагиле и Москве. В ином случае, России могут помочь вчерашние студенты, например, ТМА, ТГМУ, КГМА и других достойных ВУЗов ближнего зарубежья.

В итоге

Эксперты полагают, что предлагаемые Минтрудом меры носят временный характер и не устранят существующую проблему. С другой стороны, с чего то же нужно начинать? Что могут дать данные шаги, попробуем подумать:

— страны ближнего зарубежья станут активнее ковать кадры для российской медицины — всё-таки финансовых возможностей в России несколько больше;

— это может привести к практически полному замещению российских специалистов их зарубежными аналогами. Естественно, речь идёт о среднесрочной перспективе.

Как реформа здравоохранения в таком виде скажется на качестве отечественной медицины — остаётся только догадываться. Будем надеяться, что положительно — депутаты и Минтруд же знают и понимают, что они делают? Другие реформы пока идут туговато…

Реформы в здравоохранении: результаты, плюсы и минусы

Хочется думать, что реформа здравоохранения имела цели благие. Но результаты – удручают.

Появился целый комплекс проблем в системе медицинского страхования (ОМС):

  • перекосы развития ОМС как по охвату населения, так и относительно медучреждений,
  • сбор взносов на ОМС стал большой проблемой на всех уровнях,
  • средства используются с нарушениями,
  • новая система требует огромных средств на расходы,
  • выплаты производятся с постоянными задержками,
  • контроль за качеством медицинских услуг катастрофически ослаб,
  • перепад уровней квалификации медперсонала в разных регионах стал разительным.

Ещё одним – крайне негативным результатом – можно считать почти полное исчезновение бюджетной медицины: доступ всех категорий населения к бесплатным медицинским услугам в стране резко сократился.

Реформаторы провозглашали, что их цель — построение идеальной системы здравоохранения. Но предлагаемая страховая система ими отождествляется, а бюджетная — противопоставляется рынку.

Минусы

  • Но развитые страны своим примером доказывают, что финансируемое и контролируемое государством бюджетное здравоохранение отлично сочетается с рыночной экономикой.
  • Предложенная реформами система стала причиной роста смертности населения, которое потеряло возможность обращаться за бесплатными медицинскими услугами.
  • Мероприятия, проводимые в ходе реформы (массовые увольнения персонала всех уровней, меры по укрупнению и слиянию медицинских учреждений) привели к тому, что доступ населения к высококачественной медицинской помощи, который декларировался, как одна из главных целей, стал практически недостижимым для людей с низкими доходами.
  • Аналитики пришли к выводу, что реформы и не могли привести к положительным результатам:
  • задуманная система была неправильно ориентирована;
  • не только движущей силой, а и инициаторами реформы выступили силы, истинная цель которых: взять под свой контроль огромные ресурсы (материальные, финансовые и человеческие), характерные для отрасли здравоохранения.

Плюсы

Однако, не бывает худа без добра.

  • Были уволены, в основном, те, кто плохо выполнял свои обязанности. А на их место были трудоустроены молодые специалисты.
  • Примерно на треть выросла заработная плата у медиков всех уровней.
  • Ускорилась обработка анализов (например, анализ крови занимает 30 секунд).
  • Запись к врачу перестала быть проблемой: это можно сделать по телефону и через интернет.
  • Резко сократились очереди к специалистам.
  • Изменилось в положительную сторону отношение к людям с ограниченными возможностями.
  • Обновилась медицинская техника в клиниках и стационарах.

"Реформа российского здравоохранения — обыкновенная показуха"

Хваленая масштабная реформа здравоохранения началась в 2014 году и вылилась она в массовые сокращения медиков в рамках реформы, ликвидацию некоторых больниц и отделений, их непродуманные слияния, что породило то, о чем сказал президент: очереди, нехватку врачей и загруженность их бумажной работой, проблемы с записью на приём, очереди и хамство в регистратурах.

В 2015 году члены ОНФ рассказали главе государства о критичной ситуации в этой сфере и предложили приостановить реформу. Медики на «земле» массово протестуют, люди недовольны – на самом деле, что еще нужно, чтобы признать реформу неудавшейся и «похоронить» ее?

Однако, министр здравоохранения Вероника Скворцова считает, что еще не все потеряно. Минздрав, по ее словам, придает “большое значение” созданию “атмосферы доброжелательности” в медицинских учреждениях и даже проводило соответствующий конкурс. Вот что, оказывается, является фундаментом реформы – а все остальное… приложится.

Однако, о том, что реформа здравоохранения давно стала имитацией бурной деятельности, говорят даже «наверху». Вот лишь некоторые мнения не последних людей в политической жизни России.

Федот Тумусов, 1-й зампред Комитета ГД по охране здоровья, фракция «Справедливая Россия»:

«Причина провала в первую очередь заключается в том, что медицину пытаются поставить на бизнес-рельсы, игнорируя ее социальную функцию… А главврач давно уже не занят медициной, погрязнув в ворохе бумаг и, согласно, приказам, пытаясь стать «эффективным менеджером». А лечит когда?».

Сергей Калашников, Первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике (Брянская область):

«Есть объективная ситуация: выполнение майских (2012 года) указов президента является абсолютным критерием соответствия руководителя занимаемой должности. Если какого-то губернатора, министра снимают, то прежде всего – за невыполнение майских указов.

Ну а как губернатору или, допустим, руководству здравоохранения той или иной области их выполнить? Только одним способом: работает, положим, 10 врачей, значит, 5 увольняем и оставшимся 5-ти повышаем зарплату в 2 раза.

Другого пути увеличить оклады в условиях отсутствия денег нет.

Когда в 2012 на пост главы здравоохранения пришел новый человек – Вероника Скворцова, она привела статистику, по которой в стране на тот момент не хватало минимум 160 тысяч врачей.

Сегодня же у нас врачей вдруг излишек, хотя количество их не увеличилось, но каким-то чудесным образом нехватка медиков превратилась в их избыток! Причем такой, что их надо срочно сокращать! С самого начала реформа была обыкновенной показухой…».

Олег Шеин, член комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов, фракция «Справедливая Россия»:

«Сегодня происходит существенное сокращение финансирования медицины в стране. Если в 2011 году доля затрат на медицину и образование составляла 9% федерального бюджета, то в текущем году она составляет 6%.

Более того, по доле расходов на медицину, т.е. по значимости медицины для государства, Россия занимает место, существенно более низкое, чем страны Западной Европы, Восточной Европы и даже ряд стран Латинской Америки». Что еще добавить – есть реформы, реанимирующие отрасль, есть реформы, отрасль убивающие. Как раз тот случай…

Игорь Чернышев, Депутат Законодательной думы Томской области (член комиссии по здравоохранению комитета по труду и соцполитике), сенатор от Томской области (2012-2016), член ЕР:

«Убежден, наше здравоохранение – не пациентоориентировано. Реформы в здравоохранении направлены не на простых людей, а на самих работников системы, то есть реформу они делают для себя».

То, что Путин призвал избавить россиян от хамства и очередей в поликлиниках – это, конечно, здорово.

Только как избавить медика и пациента от обоюдных претензий друг к другу, когда слово за слово, обоюдное же хамство и возникает, если сами пациенты говорят, что врачей категорически не хватает.

А те, что есть, просто «зашиваются» – нервы, усталость, перенапряжение плюс неопределенность на завтрашний день (вдруг сократят?) и средненькая зарплата вряд ли станут хорошим стимулом отличиться в вышеупомянутом конкурсе Скворцовой «Вежливая регистратура».

А вот сокращение медперсонала и увеличение на него нагрузки, а значит, невозможность выполнить план, напротив, становится серьезным стимулом для приписок – например, Генеральная прокуратура в прошлом году только по Москве выявила, что большинство столичных медучреждений искажают отчетные документы, внося в них информацию о не оказанных услугах, а контроль за их работой со стороны Департамента здравоохранения Москвы осуществляется ненадлежащим образом. И это столица, которая всегда на виду у Кремля – что же тогда творится в регионах?

Уволить и под суд

Если идти по всем регионам, ни одной, ни десяти статей не хватит. Остановимся на одном – тем более, повод есть. В редакцию пришло письмо из Центра содействия защите материнства, отцовства и детства «Открытой России» под руководством Марины Беловой, расположенного в Тверской области.

Читайте также:  Аллергия на солнце

Основываясь на результатах собственного расследования деятельности местных чиновников от медицины, члены центра, по их утверждению, обнаружили факты преступных и коррупционных схем, которые привели к инвалидности и смерти несколько сотен людей и на своем сайте выложили открытое требование немедленной отставки министра здравоохранения Тверской области Курынина, начав сбор подписей в поддержку своего требования.

В открытом письме деятельность местных минздравовских чиновников названа ГЕНОЦИДОМ СОБСТВЕННОГО НАРОДА.

«Мы: больные и здоровые, медицинские работники, доктора и профессора, дошли до той границы, за которой уже ничего нет! Молча отсиживаться на диване и сочувствовать соседу, как у того в мучениях умирает жена из-за отсутствия лекарств – преступно! Молча охать с соседками на лавочке о смерти новорожденного, потому что к нему не приехал во время квалифицированный специалист – преступно! Молча, скромно наблюдать из своего кабинета, как увольняют опытного коллегу, за его протест против коррупционной деятельности сверху – преступно! Для правоохранительных органов и прокуратуры, которая мониторит социальные сети и СМИ не начать серьезную проверку на подобные материалы – преступно! Губернатору не взять на контроль происходящее – преступно! Преступно, потому что за этим, инвалидности и смерти не только взрослого населения, но и детей!» – письмо очень импульсивно – видимо, наболело у людей, за край зашло терпение. Но есть и конкретные факты бездеятельности «чинуш» и даже преступной халатности, причем, собранные сотрудниками центра лишь за последние пару лет (как раз столько примерно идет реформа).

Вот лишь часть из них. Смерть четырехлетнего Саши Абрамова зимой 2016-го в результате неоказания своевременной квалифицированной медицинской помощи. Что под этим понимается – врач не захотел лечить ребенка? Нет, все намного глубже.

Отсутствие врачей по многим специальностям в том районе, крайне неукомплектованный штат местной «скорой» и полнейшее отсутствие даже какого-то намека на дороги в отдаленные населенные пункты, в которые добраться по глубокому снегу можно только на вездеходе.

Какие вездеходы – старые «УАЗы» вот-вот гляди развалятся… Что власть? Власть молчит – все стрелы пойдут медикам на «землю».

Заражение детей ВИЧ. Вот повествование самого руководителя центра Марины Беловой:

«Весной 2015 года в одно из медицинских учреждений Твери поступил 2-летний ребенок с установленным диагнозом ВИЧ. Ребенок относился к категории «часто длительно болеющих» и именно поэтому (в соответствии с показаниями) был обследован на ВИЧ.

Проведенное эпидемиологическое расследование достоверно указывало на вероятность заражения ребенка в медицинском учреждении при проведении манипуляций, так как члены семьи оказались здоровыми, признаков насилия над ребенком не установлено.

Как и того требовал приказ областного департамента здравоохранения от 06.08.10 г. № 304, информация о необходимости дальнейшего эпидрасследования была направлена самому главному специалисту по профилактике и борьбе со СПИД в Тверской области главному врачу Центра СПИД О.В. Ноздреватых. Он то и должен был, в соответствии с п.7.4.4.

САН ПИН от 2011 года информацию о подозрении на внутрибольничную инфекцию направить в Федеральный орган санэпиднадзора и Федеральный Центр по профилактике и борьбе со СПИД, тщательно проверить учреждения, где заболевший ВИЧ ребенок получал медицинскую помощь и установить в каком учреждении, при проведении каких манипуляций был инфицирован ребенок.

Однако, этого не произошло.

По договоренности или сговору с И. О. Министра здравоохранения Р. В. Курыниным историю «замяли», дабы не порочить свою и министра «репутацию», так как случай внутрибольничного заражения, это всегда скандал на федеральном уровне! В своем письме на имя И. О.

министра главный специалист по профилактике и борьбе со СПИД отрицает вероятность заражения ребенка в условиях медицинского учреждения. О.В.

Ноздреватых пишет: «не представляется возможным считать, что инфицирование ребенка  вирусом иммунодефицита человека произошло внутрибольнично, при оказании ей медицинской помощи в условиях лечебно-профилактических организаций Тверской области»! И предлагает и. о.

Министра «обратить внимание и сосредоточить поиски возможного источника ВИЧ-инфекции и определение возможных путей передачи вируса иммунодефицита человека внутри семьи заболевшего ребенка А.»! И это при том, что родители ребенка к этому времени уже обследованы, заболевание ВИЧ у них отсутствует и других членов в семье нет. Таким образом, источник заражения ребенка остался не установленным.

Министр не стал по совету главного специалиста «сосредотачивать поиски возможного источника», да и сам главный специалист успокоился, заручившись поддержкой шефа.

Но случилось то, что на литературном языке называют «дежавю», а по всем законам эпидемиологии должно было случиться: в июне 2016 года в лечебное учреждение города Твери вновь поступил еще один 2-х летний ребенок с вновь установленным диагнозом ВИЧ.

И опять – родители и все члены семьи здоровы, признаков насилия нет, семья благополучная и благопристойная и вероятность, что 2-летний ребенок кололся наркотиками, как это не досадно, исключена.

Опять все пути ведут к внутрибольничному инфицированию!

В больнице, куда поступил ребенок, при проведении первичного эпидемиологического расследования, установлено, что оба ребенка находились на лечении по поводу воспаления легких в одном и том же учреждении, в одном и том же отделении, в одно и тоже время!  Случайное совпадение? – Вряд ли! Памятуя события прошлого года, «договоренность между и. о.

Министра и главным специалистом», рисковать не стали и, минуя главного специалиста по профилактике и борьбе со СПИД, всю информацию об обоих детях руководство больницы направило непосредственно в соответствующие контролирующие органы: Росздравнадзор, Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Министерство здравоохранения.

Вот тут – то все и началось! Информацию утаить теперь уже было невозможно, поскольку Росздравнадзор и Роспотребнадзор федеральные органы власти и «прикрывать» местное руководство не в их интересах. Все лето и осень проводились проверки.

При первом же посещении подозреваемой в нарушениях санэпидрежима больнице, проверяющими установлено, что еще в 2014 году в больнице, где (на тот момент, еще предположительно) были заражены дети, от СПИДА умер ребенок, который в это же время, в этом же отделении «пересекся» с вновь зараженными детьми всего на несколько часов.

Обследовано огромное количество детей из всех районов области. Обследование проводилось при абсолютном нарушении законодательства о порядке обследования на ВИЧ, без информированного согласия родителей, под вымышленными предлогами. Были обследованы сотни детей, находившихся в этом медицинском учреждении непосредственно в то же время и позже.

И не зря – по имеющейся у нас информации выявлен еще один ребенок, зараженный ВИЧ.

Таким образом, трое детей заражены в детском медицинском учреждении в результате халатности медперсонала еще в 2014 году.

Заражены от малыша, которому слишком поздно был установлен страшный диагноз, умершего от СПИД буквально через несколько дней с момента установления у него диагноза, то есть в период, когда количество вирусов, а соответственно и степень его «заразности» зашкаливала! Одним шприцем (при наличии достаточного количества одноразового мединструментария) безответственная медсестра ввела препарат всем четверым малышам, трое из которых на тот момент не были носителями ВИЧ! И стали! Проведенная впоследствии генетическая экспертиза подтвердила, что заражение детей произошло именно от умершего от СПИДА ребенка!»

Понятно, что нужно было строго наказывать персонал больницы – но ведь эту шокирующую историю чиновники пытались замять, не выносить сор из избы. За это разве не надо отвечать? Выходит, нет. Все те действующие лица и поныне на своих местах.

Госзакупки нам жить помогают

Госзакупки – любимое детище всех чиновников всех рангов. Тверь – не исключение. По мнению Марины Беловой, министерство здравоохранения Тверской области любит закупать оборудование и лекарства по самым высоким ценам и вряд ли это правило «дороже – значит лучше».

Тут и покупка Минздравом у некоего ООО «Регион-Сервис» 30 операционных столов за 29’400’000 рублей, то бишь, по цене 980 тысяч за штуку, хотя первый же компьютерный клик находит первого попавшегося поставщика медоборудования с ценником на столы по 455 тысяч за единицу. Без малого 16 миллионов рублей переплаты.

Или не переплаты? Все до рубля сгодилось?

В ноябре прошлого года Управление ФАС по Тверской области установило, что составленная Романом Курыниным аукционная документация на поставку лекарств не соответствует требованиям закона о контрактной системе в сфере закупок и оштрафовало чиновника на 75 тысяч рублей.

А уже 3 февраля 2017 года в министерстве здравоохранения Тверской области сообщили, что в связи с отсутствием состава административного правонарушения Центральный районный суд отменил постановление антимонопольного ведомства, и производство по делу было прекращено.

Чиновники даже свое право на огромные переплаты при госзакупках отстояли…

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *